?

Log in

No account? Create an account

KSANFIK

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *

Э., у которого все совсем плохо — и который не в ладах с самим собой — вдруг начинает живо интересоваться «исправительными заведениями», думать о будущем пенитенциарной системы.  Себя видит, как способного к пониманию того, как «исправить преступника». Это все смешно.  

***

Так же поступают и те христиане, которые полагают, что могут испугать человека, рассуждая о «Страшном суде». Сами не будучи ни испуганными, ни понимающими, что за этим испугом следует. Да... Нужно испугаться этой бессмыслицы смерти... Но этот испуг — к чему ведет?  Чем наполняется затем жизнь? — Ходить к исповеди бесконечно? И бесконечно слушать проповеди о Суде? 

***

Пустые руки... 

Это протянутые руки, 

Захватывающие, но еще не захватившие руки, 

Опустошенные руки, 

Никогда и не наполнявшиеся руки. Бесплодные. 

***

Рука в руке. Самое прекрасное. И редкое. 

* * *

Старик — выходящий на солнце — и щурящийся...  Луч — прямо к глаза — под брови — густящиеся — бросающие слабую сетчатую тень на веки — сплетающиеся с морщинками, с ресницами, с венами, с тенями сирени, с отблесками окон, со звоном трамваев, с криками чаек, с возгласами мальчишек, с незаметным движением песчинок по тротуарам... до полного растворения, среди них... до полного объятия этой тысячи вещей.  



* * *
* * *

23.

Доверие вызывают простые слова,  

Бурный ветер не без конца дует,

Ливень не продолжается весь день. 

Чему принадлежат эти двое? 

- Земле и Небу.  


Если Земля и Небо не могут продолжаться бесконечно, 

То насколько более – человек? 

Это есть причина следовать ему по  Пути, 

И Путь - его, когда он находится на Пути, 

И достоинство - его, когда он пребывает в достоинстве,   

И преткновения - его, когда он претыкается. 


То же относится и к Пути, 

Путь также случается обладает человеком. 

То же относится и к достоинству, 

Достоинство также случается обладает человеком.

То же относится и к преткновению, 

Преткновение также случается  обладает человеком.  


Доверие  не оправдывается, 

Когда относится к не обладающему доверием.


* * *

Долгий-долгий и утомительный путь — и потом — ничего... Пустыня. 

***

Это есть то, что есть... И что-то еще...

***

И ничего не было, на самом деле... 

***

Кроме этой пустыни. 

***

Она единственное, что просит узнать ее — во всех всех всех — цветах и лицах и веснах, и родных, и врагах. 

***

И, неузнанная, она остается пустыней. 

***

А узнанная, уже не требует объяснений. 

* * *
* * *

Лучше допускать, что все, что тебе говорят — правда... Потому что, если не иметь такого доверия — очерняешь загодя другого и себя... Это не значит быть слепым или быть полным простофилей. Видеть все, но относиться так, как будто все, что тебе говорят и все, что делают — правда. Это разные вещи. Потому что неправда — заметна. Ее трудно скрыть. И  она  вызывает боль. И это тяжело. Но человек, который эту неправду делает — не больше ли своей неправды? 


***

Относиться к мертвому, как к живому. И может быть, он не так уж и мертв в этом случае? 


***

The Sick Rose

O Rose thou art sick.

The invisible worm,

That flies in the night

In the howling storm:


Has found out thy bed

Of crimson joy:

And his dark secret love

Does thy life destroy.


Больная Роза

О Роза, ты больна. 

Неразличимый червь

Порывами штормов  

Гонимый ночь и день:  


Был брошен на постель

Твою - где  радость и пурпур, 

Во тьме от тьмы – любовь 

Его – несет лишь смерть тебе.

* * *
* * *

Записка, запечатанная в бутылку, отправленная по волнам моря — иногда достигает цели. Человек протягивает руку и достает ее из воды. И читает написанное. Но как достичь того, кто написал эти строки? Как это сделать? 



* * *
* * *

Радость — в близкой перспективе. 

А в далекой она оборачивается болью. 

И уже она и радость, и боль одновременно. 


***

Человек сооружает мост из писем к другому человеку. Но другой конец моста никогда не упирается в берег... Или упирается совсем не в тот берег. 


***

N. готов заплатить любую цену за то, чтобы не знать действительности. Ему нравится его собственная действительность, такая, которая наименее болезненна. И он не хочет боли... Вся его жизнь — уменьшение этой боли. Но она его настигает все равно. И это самое жалкое зрелище... Он отбивается и плачет, и жалуется. 

* * *

— О чем эта книга?

— У нее нет определенного содержания. 

— Так зачем же она? 

— Она сама себя читает.

— И как это послушать? 

— Она читает просебя... Надо очень тихо слушать.   

***

Так деревья различимы в темноте. Они словно бы светятся и отличаются от окружающей их тьмы. Их видно в темноте. Проявление.  Но надо почти не смотреть на них, чтобы их увидеть. 

***

А. Линдгрен: Человек должен быть готов всегда, во всяком возрасте, остаться один. 

Но, в принципе, человек и так всегда один. 

 


* * *
* * *

Н. рассказывает об опыте общения: «Иногда он ничего не отвечает. Молчит на все обращения. Подолгу — подолгу. Месяцами. Годами. И это тоже способ коммуникации. С другими разговаривает, и ты это видишь и знаешь, — а с тобой — нет. И так подчеркивает ту связь, которая есть... Молчит, но молчанием не рвет связь...» 

***

Может быть, он подражает Богу? 

***

И что можно рассказать в ответ на такое молчание? – Только самого себя – и создать и рассказать.


* * *

Когда человек говорит или пишет тебе: ... и верю, у тебя все будет хорошо, — он это делает уже на бегу. В бегстве от тебя, испуганный, ужаснувшись, спасаясь... 

***

Замедлив шаг, я был почти врасплох

Застигнут этим звуком. В переулке

Меня как будто звали, будто вздох

Донесся, будто «Здравствуй…» Были гулки

Ночные улицы, и только циферблат

Луны считал часы, доверив небу

Значение времен. И я был рад

Знакомству с ночью. Как простому хлебу. 

* * *
* * *

Тяга узнавать новое. 

А есть тяга узнавать знакомое. 

Езжу по улицам и узнаю знакомое. И радуюсь. 

* * *
* * *

Проем достоинства (дэ) есть то, чего следует держаться, 

Поскольку путь (дао) проявляется через него. 

Путь есть правило вещей,

Поскольку - безумный, поскольку -  невнятный. 


Пренебрегаемый! Безумный!  

Но его суть - обладание правилами.  

Безумный! Пренебрегаемый!  

Но его суть - обладание вещами. 


Глубокий! Темный! 

Но его суть – обладание силой, 

Эта сила значительнее всего, что существует, 

Ее суть -  обладание действительностью. 


Из древности продолжается до настоящего, 

Его имя неизменно,

Потому что провозглашает Начало множества. 


Но где я могу познать Начало множества, во всех его явлениях?  

Именно здесь.   


* * *
* * *

Одной из самых глубоких форм бедности, которую человек может испытать, является изоляция и исключение. Другие виды бедности, включая материальную бедность рождаются из изоляции, от того, что кто-то был нелюбим, отчужден, отстранен, исключен.


***

ПЛАЩ, КОРАБЛЬ И БАШМАЧКИ   

"Кому такой красивый плащ?"  

"Я сшил его Печали. 

Чтоб был он виден издали 

И восхищаться все могли 

Одеждами Печали". 


"А парус ладишь для чего?"  

"Для корабля Печали. 

Чтоб, крыльев чаячьих белей,  

Скитался он среди морей   

Под парусом Печали".  


"А войлочные башмачки?"  

"Они для ног Печали. 

Чтоб были тихи и легки 

Неуловимые шаги 

Подкравшейся Печали".


“The Cloak, The Boat, and The Shoes” —  William Butler Yeats


‘What do you make so fair and bright?’

‘I make the cloak of Sorrow:

O lovely to see in all men’s sight  

Shall be the cloak of Sorrow,

In all men’s sight.’


‘What do you build with sails for flight?’

‘I build a boat for Sorrow:

O swift on the seas all day and night

Saileth the rover Sorrow,

All day and night.’


What do you weave with wool so white?’

‘I weave the shoes of Sorrow:

Soundless shall be the footfall light

In all men’s ears of Sorrow,

Sudden and light.’

* * *

След — каким бы глубоким он ни был — исчезает. 

Как тень, а он и есть тень. 

Рукопожатие, объятие, поцелуй — какими долгими ни были , — отслоняются, 

как тени от своих хозяев, -  а они и  есть тени. 

Дом — каким бы крепким ни был — всегда воспонимание, — 

всего лишь тень, тень от тени.


***

Внимательный взгляд замечает след - даже на самом твердом граните - даже в глубине холодного камня, 

Камень, на который легла тень - уже другой камень, 

Чуткие губы услышат тепло дыхания - через тысячи километров - через столетия, 

Таково свойство губ. 

Дом случившийся - всех вместит, потому что его крыша - 

крыша мира.. 

* * *
* * *
* * *

Немота, связанная с глухотой. 

Немота, связанная с оглушенностью. 

Немота, связанная с отсутствием воздуха. 

Немота, связанная с прекращением дыхания. 

* * *
* * *

В китайском, говорят,  один и то же иероглиф — 乐 — обозначает и музыку,  и счастье . Произносится, конечно, по-разному.

Но музыка может быть и радостной и печальной. И счатье не обязательно связано лишь с довольством и безмятежностью. 

***

Алеша Карамазов говорит Коле Красоткину:  

— Послушайте, Коля, вы, между прочим, будете и очень несчастный человек в жизни.

— Знаю, знаю. Как вы это всё знаете наперед! — тотчас же подтвердил Коля.

— Но в целом все-таки благословите жизнь.

Один японец замечает по поводу этого места: т.е. Коля все-таки обретет счастье.... 

* * *
* * *

Если этот день — последний (а всякий день — последний), —  то в него не втащишь ничего, чего нет уже в твоей жизни. 

И потому он проживается в окружении всех людей и вещей, которые вошли в него. И какие-то раскрылись и разрослись, заполнили пространство, а какие-то — спят, или же только возможны —  и почти незаметны.

Как бы заметить этот мир...  

Потому что  —  страх, и детский лепет — всякий вздор, в основном... подменяющие мир. 


* * *
* * *

Как можно прочитать Tristia Мандельштама вслух?  Стихотворение имеет явное звучание. Оно тихое, затаенное, вполголоса... удивление перед открывающимся... чем?  И какой  еще может быть эта наука расставанья? 

Овидий жалуется, Мандельштам — совсем не жалуется. 

Кто-то умудрился романс написать на эти слова... 

* * *

По-настоящему проигрывают в самом лучшем своем состоянии или положении. В лучшей позиции или состоянии. Просто на твое лучшее состояние находится другое,  более совершенное. И твоя лучшая позиция оказывается худшей, не меняя своего качества. И твой успех есть поражение. 

А что тот, кто выиграл? Проигрывающие называют его баловнем судьбы... 

  

* * *
* * *

Когда долго продолжается громкий звук – а потом внезапно становится тише – на какое-то время теряешь способность вообще слышать. Затихание звука сопровождается потерей слуха вообще — даже если такая глухота  длится лишь долю секунды. На мгновение оказываешься в безмолвном мире, в котором звук продолжается, но не достигает порога твоей чувствительности. Это обморок настоящий. Так происходит разрыв между сознанием и действительностью, разрываются те корешки, которыми ты зацеплен за мир. И где ты в этот момент?

***

Семь дней читаю Tristia... 

* * *

Как калеке учиться жить? 

Безвозвратной утратой? 

Или пониманием науки вычитания? 

Что остается при утрате? 

* * *
* * *

Previous