?

Log in

No account? Create an account

KSANFIK

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *

Дважды пытался слушать Кадзуо Исигуро — «Не отпускай меня». И дважды бросал. Просто не мог продолжать вдумываться в этот рассказ... 

Это медитация — разворачивание ситуации до мельчайших деталей и подробностей. Существо, судьба которого предопределена,  - а в этом случае — это клоны, которые будут разобраны на органы... Живут, надеются, рисуют, сочиняют стихи, влюбляются — но разбираются в конце-концов на органы... С сознанием того, что это их долг и призвание... 

Это трагедия не клонов, конечно, а простой простой жизни, —  от которой обычно заслонен ты завесой, состоящей из множества  вещей, дел и слов... А тут прорывается этим японцем... Каждой страницей... 

***

Для того, чтобы что-то понять и узнать, не всегда полезно расчленять на кусочки или снимать кожу... Так можно и не узнать ничего. 

Лучшее знание о человеке — через его дыхание...   




* * *

Postfactual policy 

Postfactual society

Postfactual history

Postfactual fact...

Самые модные концепции 2016-17... 

Но разве это новое? Просто прежние «факты» вдруг стали зыбкими и вариативными. Те, кто держал эти «факты» — ушли... со своей верой в эти «факты»... или со своими идеями о «фактах», или своей ложью о «фактах», — со всем, что создает «факты». 

Эти слова с приставкой «пост» — очень беспомощные. 

***

Те, кто были дальними, стали близкими (Эфесянам). Единственное чудесное. И редкое.  

 

* * *

Ф. Маккорт «Прах Энджелы»... В книге о нищей ирландской семье самое удивительное — это благотворительность католических организаций... То, что Маккорт описывает как часть мира, создающего нищету и страдание, все-таки как-то не вполне вмещается в этот мир. Бюрократизированная, формальная, часто с каким-то третьим интересом, часто  — фарисейская и очень-очень холодная — но благотворительность и помощь тем, кто нуждается в еде и одежде. 

* * *

18. 

Когда Великий Путь оставляется, 

являются сострадание и милосердие;

Когда обретаются мудрость и разум, 

Является с ними великое беззаконие.  

Когда теряется гармония среди шести близких, 

Является почитание сыновнего благочестия;

Когда страна и дом погружаются в сумерки и беспорядок,

Являются верные слуги. 

* * *

Власть и страх. 

Власть — то, что крадет даже у самого себя. 

Страх — то, что пугается собственного рисунка. 



* * *
* * *

Вбираешь боль, наполняешься ею, но при этом можешь быть и счастлив... Эта странная безразмерность. Ширина и глубина и высота и длина... Безразмерность. Только если не заслоняться. Многое тогда можно вместить. И обнаружить, что это все — не ты. Если только не заслоняться, самому не класть этот предел.  Не создавать таких пределов. Кажется — все, это все... Но нет, не все... 

***

Утренняя тишина... И вдруг открывается чудо того, что за окном — этот знакомый фон проступает деревом, холмом, цепочкой машин, горизонтом, склоненными над ним облаками, обращенными один к одному в прочной связи, находящимися в глубоком связанном молчании и понимании, и каждый — с миллионом историй, которые могут рассказывать бесконечно... 

И это ощущение уже не пропадает, не развеивается в фон...

***

Новое значение книг... Они все так же необходимы, но как-то по-другому... Появляется то, что за ними, то, что их источник, и оно — большее, и оно говорит с тобой — и не только через книги уже... 

* * *

Когда забывается сон, который был только что таким явным, таким ярким. 

И когда забывается мысль, которая поглощала всего тебя только что, била тонкой струей, как яркая боль. 

Как это припомнить? Как ты припоминаешь? 

Можно припомнить, лишь отпустив это воспоминание, не гоняясь за ним. И тогда оно приходит, как любопытное животное. Само. 

***

Симона Вейль пишет о методе понимания символов: Не стараться их интерпретировать, но рассматривать их до тех пор, пока заструится свет. Потому надо опасаться, чтобы без законных оснований приуменьшать их реальность... 

***

Так реальность нарастает в стихотворении Гребенщикова. 

* * *

Жизнь только для себя. Во всех возможных видах. 

Даже то, что для других будто бы — все равно для себя. 

Это какая-то страшная болезнь.  Она настолько страшная, что о ней почти невыносимо думать. Она уничтожает все-все.... 


***

Эти «посадил дерево...» — просто отговорка. в лучшем случае — попытка. Попытка — не для себя. Но все равно не очень удачная попытка.  


***

Вор, крадущий то, что ему подарено. У самого себя. 

Это все и так твое. А ты крадешь. 



* * *

Я пришел к тебе, дай мне ключ от шкапа, я затерял свой. У тебя есть маленький такой ключик. 

(Чехов — Три сестры) 

***

Я помню стихотворение Гребенщиков — Орел, Телец и Лев так давно, так давно... И он был таким молодым, когда написал о том, как можно создать подобие любви из жажды. И как это со временем превращается в веру в то, что это и есть любовь. И можно было бы отчаяться, если бы вдруг не приходила вслед за этим эта троица — сама Любовь... И тогда в присутствии этой любви — время сомнению в том, что это действительно случилось и стало самой жизнью. 

Не перестаю удивляться этому стихотворению. 


Current Music:
https://www.youtube.com/watch?v=uIR5Yhj2hBI
* * *
Рисование параходов.
Рисование домиков.
Дети рисуют пароход - с трубой и дымом из этой трубы.
Рисуют дом - и это дом тоже с трубой и дымом из трубы.
Дым этот живой. Оживляет картинку.

***
Слово "Я" имеет только один синоним - "Бог".
Меня всегда ругали за яканье. Это много хуже тыканья. Только для исключительных случаев слово.
Потому евреи не произносят имя Б-га. Тоже лишь в исключительных случаях.
Эти слова для явления. Но как за явлением получается присутствие? Его нельзя обеспечить множественным повторением явления. Потому что за ним по сути - за этим Я и Бог - пустота...

***
М., у которого перенесли вылет рейса, говорит: это вопрос всей моей будущей жизни.

***
Вальтер Эйкен... Когда он не поддерживал Хайдеггера - нацистского ректора, он просто решал какую-то не глобальную, а вполне себе обычную задачу... которая могла и не относиться к партийной принадлежности одного и другого. А затем все накладывается - все эти слои отношений и решений накладываются один на другой, и образуется некая общая картина.
* * *
* * *
Вдруг слышишь знакомую песню. Мелодия, как нить - разворачивается, тянется... Но это не нить - лишь тонкая-тонкая вена - у самого сердца. И даже и не вена...

Чувствуешь дуновение ветра... Он всегда прохладный... Вдруг коснется щеки...

Или видишь цветок шиповника... И всплывают картины дорогие сердцу. Они не тревожат, - просто наполняют, переполняют тебя.

* * *
Царь не в своем царстве.
Царство, не знающее царя.
Царство не хотящее царя.

Кто этот царь в царстве, которое не хочет его знать?
Ничто и никто его не слушает. Никто не принимает.
Вода не омывает и не утоляет его жажду.
Дорога не ведет к цели.
Деревья не дают тень.
Дети смеются над его словами.
Взрослые пожимают плечами и заслоняют от него детей.
Солнце не светит на него.

И что ему делать в таком мире?
Завоевать его? Принудить? Или умереть?

* * *
Раненый или больной человек - как-то его состояние соединяется с чувством, похожим на стыд... Состоянии, совсем не приспособленном. Обнажающим неприспособленность вообще.

Совсем не такой как все, обделенный, именно - нищий, лишенный вдруг значения и смысла...

Это всегда состояние одиночки...

***
Рассказ, как 2 недели студентка провела, имея всего 15 евро... Ела гречку... Испытывала голод. В центре большого города, окруженная своими однокурсниками...

***
Когда сталкиваешься с красотой - как с тем, что совершенно во-вне. Совсем - не ты. Не твои фантазии, желания. И что же с ней делать? С красотой заката?
* * *
Слабость М. - он хочет признания.
Это естественно.
Неестественно то, что он же не хочет быть естественным.
Хочет уникального утверждения. Но при этом подчиняется и следует тому, что естественно.
Почти инстинкту.
Это хватание хотя бы за что-то. За вещи, за другого человека, за славу. Всегда утвержение себя за счет чего-то или кого-то.
Иначе оказываешься в пустоте, от которой очень неуютно и зябко.

***
Человек, заявляющий "Я" - подобен Богу, и, вероятно, и есть бог.
У него нет иной причины, чем он сам.

***
Это невероятное - встреча с "Я"... Это самое необыкновенное.
* * *
Все, что подлинное, требует усилия - в нем весь собираешься, и волей, и умом... Все подлинное требует твоего истощения, отдачи. Ты переходишь в это...

***
Мой дед построил дом, а он теперь принадлежит другим людям, посадил сад вокруг дома, женился и родил детей, построил несколько домов для других людей, несколько ферм, он ловил рыбу и собирал грибы... Он трогательно ходил в Церковь, как на работу, - как выполнял обязанность... Он как-то открыто принимал все и умел принять.
Так человек принимает жизнь - что-то делает с ней, отдается ей - так, как ему доступно.

***
Студентов привлекли слова Хайдеггера - каждый продумывает одну единственную мысль...
* * *
* * *
Ничто так не ограничивает, как цель...

***
Цель может сделать тебя даже аскетом.

***
Приписывание себе каких-то заслуг. Достиг места, решил задачу, организовал что-то.
Но часто ты на роли присутствующего всего лишь. Оказался в этом месте, покинув какое-то еще, решил одну задачу, но не заметил еще ста, организовал нечто, но нарушил многое другое...

***
Ясунари Кавабата умеет говорить об одном, совершенно спокойно употребляя противоположные утверждения. Танидзаки, секретарша, - то распутная, то добродетельная. Меняется ее восприятие теми, кто с ней общается. Или она и есть - и распутная, и добродетельная... И поверхностная и глубокая, и даже - красивая и некрасивая. Попробуй скажи что-то определенное о каждом человеке.
* * *
Люди учились танцевать. И у некоторых не было пары... Они все равно танцевали - представляя, что партнер есть - обнимали пустоту... И так и танцевали с пустотой.

***
У Ясунари Кавабата - в Стоне Горы - тончайшие незаметные сдвиги - в отношениях между людьми, - когда ничего не происходит как будто, - но сдвигаются тихо и медленно, и бесповоротно глубинные основания. Обычно видишь только последствия, саму катастрофу. А Кавабата наблюдает сам процесс сдвига, сопровождаемый этим стоном...

***
Какая же красота у закатов! Чудесные одежды... Много прекраснее того мира, что под ними.

***
Почему-то ощущаешь сразу же, как на улице прохладно стало после дождя. В доме становится разом душно, хотя ничего и не переменилось как будто.
* * *
Всегда есть тот, который не участвует в общей насмешке, смехе, не смеется вместе со всеми. Тот, который не бьет вместе со всеми, не стреляет вместе со всеми. Не присоединяется к "общему мнению". Это соль земли.

***
Кот любит за что-то. За колбасу. А как иначе может существовать любовь? Она - корыстна, конечно же... Как я могу требовать от кота его внимания, если я не сделал для него что-то? Если я не обращен к нему - тем, что для него наиболее важно? Как же иначе?
Конечно, можно рассуждать о бескорыстной любви... Но кто вправе требовать бескорыстной любви к себе?
Какое же состояние должно быть у человека, который требует безусловной любви к себе!

***
Бог Израиля постоянно напоминает Евреям, за что им следует быть с Ним.
Люби меня, потому что я люблю тебя... Потому что моя любовь - не звук, но дело...
* * *
В темном - отражение лучше... Смотрю на два листа мрамора. Темный и светлый. Они отполированы тщательно и одинаково... Но в темном - отражение живее и глубже, в светлом - оно как в тумане. Черный не только поглощает, но и отражает лучше...

***
Завелись было три мыши. Неосторожные, выдававшие себя шорохом, - быстро были обнаружены и выдворены, отпущены на волю живыми. Хитрая и осторожная же попалась в капкан.

***
Когда человек говорит: Я люблю тебя, а потом: Я тебя ненавижу, - то что это значит? Где он правдив? И что это означает для него самого? Это большая загадка. И слова, что он говорит, что они означают?

***
Утром сижу в кресле и немного оттягиваю время, когда сяду за стол, за работу... И вслушиваюсь в то, что происходит. Это моя привилегия, я это понимаю... Не у всех есть такая привилегия. И что я слышу? - Тихая-тихая мелодия - на нее отзывается все существо - она звучит. Не явственно, из большой глубины, но очень близко. И ее слышишь не ушами. Если вслушиваться - ее услышишь. И это единственное, чем можно делиться.

***
Яростный и гневный человек. Человек крика и напора. Вначале его боятся, пробуют следовать его крику, его воле - не всегда ясной, и потому еще больше пугающей.
Затем ему сопротивляются. Кто как умеет. Тихо или явно.
Затем относятся к нему как к больному или как к клоуну. У кого насколько сердца хватает.
И его ярость и гнев становятся бессильными.
* * *
Постепенное проступание красоты. Отгадывание ее. Но она и в каждом шаге. В ожидании. В приближении. Совсем не в результате дело.
Чрезмерное усилие все разрушает.

***
70-летний человек, который закладывает сад...

***
Когда появляется много-много слов - тогда появляются и Арно Пярт и Макс Рихтер. Рекан. Или Кропивницкий. Вместо слов - паузы и молчание. Слова как обращение внимания на паузы и несказанное.

***
Прямо метели слов, наводнение, великий потоп слов...

* * *
* * *
Необратимость - когда сажаешь дерево - дерево можно, но трудно будет уже пересадить. Но пока оно врастает в место, тобой выбранное, - становится само этим местом. Или когда режешь, вырезаешь, вытачиваешь - как собрать стружки воедино? как исправить ошибку и некрасивое, если оно вдруг возникнет?

***
Когда работодатели принимают на работу - как они определяют, завистлив ли человек? А зависть может определять всю его дальнейшую работу и судьбу...

***
Слушал рассказы японских писателей. Ясунари Кавабата - Отраженная луна, Синдзи Кадзио - Жемчужина для Мио... Какие они чистые! Потому что, кажется, что они настроены на одиночество... Наверное, это ключ... Они не претендуют, ни на что, а потому переживают все, что переживают в целомудрии, наблюдают в вовлеченности, не в отстранении, и не в обладании, - отчего и звук такой чистый.

***
Нравится, как свет проходит сквозь сложенные пальцы - если поднести ладонь близко к лампе, - или как светятся уши на солнце, или перегородка носа. Человек становится прозрачным почти - сродни свету. Отзывчивым к свету. Возможно, он способен и раствориться в свете.
* * *
Люди изобретают искусственный интеллект потому, что не очень уверены в своем собственном, или же, напротив, слишком уверены в своем собственном и в себе.

Делают это или для того, чтобы использовать его, как используют любой инструмент, либо просто из любопытства и беспечности.

Но как бывают изумлены творцы Голема или как озадачен доктор Франкенштейн! Трагикомические все ситуации.

Барьер абстрактных понятий... Человек не может научить машину понимать что такое "добро" или "справедливость", потому что это не вполне предмет "знания"...

Могут ли сделать что-то, чтобы в корне отличалось от самого человека? Даже Бог творит человека по своему образу и подобию... ИИ дают новый толчок психологии и нейроисследованиям.
* * *

Previous